Ограниченный удар по асаду. будет ли продолжение?

– Они подняли эту тему, потому что уже несколько раз в течение последних месяцев сирийцы потихоньку использовали химическое вооружение, хлор. И они смотрят, как Соединенные Штаты на это будут реагировать. В России, я думаю, они очень хорошо понимали, что сирийцы опять готовятся к использованию химического вооружения. Ясно, что сирийцы готовы были использовать его против последнего бастиона противников, тех, что остались в Думе. Результат от этого на боевом поле все-таки есть, люди сдались. У меня такое ощущение, что в России не контролируют Асада – это какая-то фантазия, что Россия контролирует Сирию и Асада. Они, может быть, самый сильный партнер Асада, но их политическое влияние наиболее слабое. Ты можешь на него влиять, они влияют на тебя, но у тебя нет абсолютного контроля. Я думаю, они хорошо понимают, что сирийцы в ближайшее время опять используют химическое вооружение. Они пытаются подготовиться к этому и уже предвидеть всю эту политику.

– Вы предполагаете, что они сами устами Герасимова загнали себя в опасную ловушку. Им будет очень трудно не ответить на американский удар?

– В этом весь ключевой вопрос. Давайте опять разыгрывать эту игру. Первый выбор – это пытаться бороться с крылатыми ракетами, но я думаю, из этого ничего не выйдет. Есть возможность выйти и сказать: американцы ударили по Сирии, мы сбили очень много крылатых ракет, слава богу, отстрелялись, мы победили. И на Первом канале так можно победить. Другой вариант, что они просто скажут, что никого не убили, все прошло нормально. Есть, конечно, третье, что они как раз хотят этого кризиса, потому что для них обстановка экономическая, политическое давление на них сейчас критичное. Я думаю, что есть люди, которые как раз захотят этот кризис, выйти из обстановки конфронтации, типа создать Карибский кризис.

– Во время ракетной атаки год назад Белый дом предупредил Кремль об атаке за час до запуска ракет, с тем чтобы дать российским военным покинуть базу. Но если они решат отразить атаку крылатыми ракетами, это возможно?

– Надо понять, что вообще защита от крылатых ракет – это очень сложный вопрос. Противоракетные системы нужно держать рядом с объектом удара. Эти ракеты перехватывают системы очень краткой дальности, от есть перехватывают от 20 километров до нуля, на ее подходе к цели.

– Михаил, вы работали в Пентагоне, вы, видимо, представляете, как там вырабатываются тактические решения. Предположим, Москва пойдет на риск и решит держать своих военнослужащих на базах, по которым США планируют нанести удары. Остановит это Пентагон?

– Нет, это не сработает. Я уверен, что Вашингтон им скажет: ребята, мы вам даем два-три часа, убирайтесь с базы, потому что в любом случае сейчас прилетают крылатые ракеты, будет удар. Мы не будем ответственны за последствия. Если мы вам объявили заранее, сказали, где будет удар, когда, вы все еще не убрались с базы, тогда вы на себя берете ответственность за дальнейшие последствия. Эскалация не наша, а ваша. То есть тогда ты передаешь мяч противнику и говоришь: о’кей, если вы сами так выбрали, посмотрим, как вы потом нам будете отвечать.

– Ну а может Россия в ответ сделать очень больно Соединенным Штатам?

– Да, Кремль может, конечно, ответить. Во-первых, они легко могут ответить против американских солдат или прямо в Сирии, которые в восточной Сирии поддерживают курдов, или они могут попробовать ответить против кораблей и авианосцев ударной группы.

– Михаил, вы как-то очень обыденно говорите о возможности российской атаки на американские корабли. Вы действительно считаете, что Москва может решиться на такой в общем безумный шаг?