Любимая забава надзирателей – растяжка

В колонии я постарался как можно быстрее наняться на работу в промзоне. Лишь бы подальше от активистов. Раньше они были сформированы в секции дисциплины и порядка – СДП. Они уже тогда деньги выбивали, работали на администрацию. Сейчас официально их не стало, но фактически активисты также продолжают свободно перемещаться между отрядами, имеют привилегии от начальства, ради них оговаривают других зэков. Скажешь слово против «актива», будешь иметь дело с надзирателями – за такое они лупят жёстко. У активистов, конечно, у самих выбор небольшой: там некоторые так над другими зэками измывались, что если администрация их из «актива» выведет и в обычный отряд переведёт, то несладко им придётся. В лучшем случае с ними просто никто не будет разговаривать. Активисты даже после отсидки, вне колонии, стараются с другими зэками не встречаться. Поэтому они и идут до конца: один раз по приказу надзирателей избил зэка – всё, больше никто руки не подаст, приходится продолжать работать на администрацию. Да, бывали такие случаи, когда люди выходили из «актива», но обычно это те, кто не успел делов наворотить: они просто с самого начала поверили администрации, а потом поняли, что от них просят делать, и отказались. А если кого-то сама администрация вывела из «актива», то таким людям никогда доверять не будут, эти только ждут момента, чтобы вернуться на привилегированное положение. Ради этого они и оговаривают других зэков: толкового рассказать нечего, а выслужиться перед начальством хочется. Администрация разбираться не будет: слово активиста, пусть и бывшего, важнее, чем другого зэка.